Художник А.Мельков

gallery/palette
Рейтинг@Mail.ru
     Дневники

      Дневник калымщика


                                            д. Вавиловка

15 мая


     Первый раз в жизни собрался я на крупный калым.  Хочется подержать в руках большие деньги. Больше трёх сотен у меня ещё никогда не было.
    И вот я в деревне Вавиловке. Пока нас трое: бригадир Гена Хрущёв и мой друг по несчастью (вместе уволились, т. к. нас выгнали из общаги «Шариков»). Приехали мы сюда 11 мая, а основная работа начнётся после 20 мая. Сейчас, пока коров ещё не выгнали, занимаемся подготовкой.
Гена вчера уехал в Томск, а нам с Витей дал задание поставить 70 метров забора (штакетник). Но у нас дела идут плохо. Во-первых, на «чурки» не дали «дружбу», и лишь под вечер уговорили одного мужика, и он отпилил нам 30 столбов. За это мы купили бутылку водяры, и раздавили с ним на троих.
    Сегодня утром я разбинтовал свою ногу и сразу понял, что работать не смогу. Чёртов мозоль! Из-за этого нога опухла, и ходить очень больно и неудобно.  Нина-фельдшер перевязала меня опять, поставила укол и надавала всяческих таблеток. И сказала, чтобы я лежал два дня, и чтобы нога была вверху.
     Витя всё же пытался уговорить меня выйти на работу, но я наотрез отказался, сказав, что нога мне дороже калыма. Ему-то, конечно, плевать, на двух ногах я буду в дальнейшем, или же на одной. Ему лишь бы сорвать калым, уехать на Кубань и купить там себе «Яву».
     Полежу денёк, попью таблетки. А к утру, если спадёт опухоль, пойдём ямки копать. Столбы Витя без меня привёз. Напугал я его, что если мы ничего не сделаем, Гена нас нагонит. А то не хотел без меня грузить…

        


 

16 мая

 

                Сегодня потрудились неплохо. Ошкурили столбики и выкопали 19 ямок. Осталось ещё 8 штук выкопать.

                Нога почти не болит, но я ещё не смотрел, что там. Утром или сегодня вечером сниму бинт и оценю обстановку.

                Сейчас время уже за полночь перевалило, но мы ещё не спим. Варим чирка, которого я сегодня на охоте подстрелил.

Гена ещё не приехал.  Наверное, завтра к вечеру приедет.

                Сегодня у нас в гостях были девушки. Рая и Катерина. Они ещё малолетки, и связываться с ними нет смысла. Но Раины ножки…, да и сама она мне нравится.

                Вот и все события на сегодня.

                Писать, по возможности, буду коротко, т.к. осталось мало места в этой книжке, а жить здесь, по всей вероятности, придётся долго.

 

21мая.

 

                Гена приехал вчера. Левко не приехал. Взамен он рекомендовал Гиви. И вот нас сейчас четверо.

                С забором закончили наконец-то. Но, по видимому, предстоит сделать ещё один забор (100 м.), т.к. коров выгонят после 25 числа.

                Девчонки к нам ходить перестали. Их на линейке отчитали за то, что они ходят к калымщикам, т.е. к нам.

 

12 июня.

 

                За время, пока я не вёл дневник, произошло немало событий.

                Сейчас я пока один. Гена с  Гиви в Томске и приедут только завтра. Я тоже ездил в Томск на день (за чемоданом), и вот теперь у меня есть возможность посидеть с ручкой. Давно уже ничего не писал.

                Работать в коровнике начали 5 июня. До 10-го успели убрать кормушки, оторвать полы и даже начали ломать стену. Но мужики из Бакчара, которые убирают водопровод и прочие железяки, нас задерживают, и по этому мы решили съездить в город: Гиви на свадьбу к другу, Гена пополнение должен привезти, а я –  за чемоданом, который оставался у меня в ненадёжном месте. В понедельник, наверное, железяки будут убраны, и мы попрём дальше.

                Витю за аморальное поведение из бригады уволили. Я доволен, что этот петух лишён возможности купить «Яву», о которой так мечтал. Писать о нём совсем не хочется, но пару слов «для протокола» надо чиркнуть. Короче, он связался с бригадой грузинов из четырёх человек, сделался с ними, как это он умеет, друзьями. Ему там даже рубашку подарили. Вот он и наплёл им про меня, что я до того х…й, что меня даже «отоварить» надо. И один из них, самый отчаянный, вызвал меня в коридор, когда мы у них в гостях были, и не объяснив в чём дело, попытался мне в морду заехать. Махаться с ним я не стал, т.к. он меня не ударил (промазал). В борьбе порвали мою рубашку, но потом подоспели ещё два грузина, и оттащили своего друга.

               

 

                 Вечером уже грузины пришли к нам в гости, и теперь я вызвал своего обидчика для разговора. Подобное блядство надо пресекать в зародыше. Я хотел отоварить этого «боксёра» один на один, но за ним повыскакивали остальные. Самый маленький из них схватил железяку и кинулся на меня, и мне  пришлось вначале вырубить рядом стоящего (Панцкалу), а затем уже воевать с Валерой. Но мне мешали свои (Витя) и грузины. Витя даже ударил меня. Потом, после драки, я хотел отоварить и Витю, но он, когда подходил к нему, отступал всё время назад, и пройдя за ним так метров 10, плюнул, решив, что он придёт домой, и там ему отступать будет некуда. Но мне не пришлось его вырубать. Гена «вырубил» его похлеще. Он сказал, чтобы Витя собирался и улепётывал на все четыре стороны.

                Утром после завтрака Витя потащился за нами в сторону коровника, но Гена сказал, что вчера он не пошутил, и Вите пришлось вернуться.

                Представляю, как он рвёт сейчас волоса на Nном месте. Теперь он наказан, и даже руки марать об него незачем.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарий. Вот и все записи в этой книжке в красной обложке.

               Немного коробит самого меня стиль письма моего того далёкого времени. Но прихорашивать текст нет смысла, иначе теряется весь колорит, воздух того времени.

И даже в этих коротких заметках я нахожу интересные совпадения и аналогии. То, что закончилось повествование 12 июня как бы предсказывало, что… будет новая страна, и 12 июня станет праздником её флага.

               Далее, о битве перед старым клубом в Вавиловке, где поселили калымщиков. В ней участвовали вначале грузины, а затем… украинец Витя… Забавно, не правда ли?

Но победил в той битве я, россиянин.

После той драки Нодар, бригадир грузинов, выгнал Валеру, сказав, что если не умеешь драться, не выходи.

              За 8 месяцев пребывания на калыме я влюбился в повариху Ирину М. Она стояла на раздаче. И потому для меня поход в столовую всегда являлся большим событием.

С Ириной связан один трагический случай в то время. У нас в бригаде работал Шурик. Ему по ночам снилось часто, что на него едет бульдозер. И он просыпался с рёвом среди ночи, прерывая наши сладкие сны. А осенью, на уборку, в деревню приехали водители (в помощь совхозу). Один из этих водителей, катая ночью Ирину, задавил случайно Шурика, идущего в нетрезвом виде по обочине. Освещения, конечно же, в Вавиловке не было.

               До сих пор помню строчку из того, что напевал всегда Шурик: «а лаке вол о сюзик ю».

              Была у меня там и не только духовная, но и плотская связь с Любой, продавщицей из киоска. О ней написан рассказ «Любочка», который опубликован на моей страничке на проза.ру.

               Были и другие истории…

               По итогам этого калыма я купил себе мотоцикл. Нет, не «Яву» - «Восход-2М», вишнёвого цвета. Купил я его уже зимой, в Томске, когда жил недолго у двоюродного брата Владимира, ныне покойного. Жил он в те дни на улице Фрунзе, рядом с рестораном «Осень». Там я и попал на карандаш к ребятам из органов. Работал в том ресторане в описываемом  периоде друг Владимира, Геннадий Маскаленко. Боксёр. Он там занимал должность наблюдателя за порядком. И только благодаря его помощи нас с Володей пустили в ресторан в новогоднюю ночь. И была там снегурочка с микрофоном, которая бегала по залу и предлагала рассказать новогодний анекдот. А я был уже изрядно пьян. Напротив сидела официантка, тоже пьяная. Она била позднее посуду. Ей это было позволено как своей работнице. И я взял микрофон и начал рассказывать политический анекдот о том, как один профессор спросил у студента на экзамене, кто написал  «Капитал», а он до того заучился, что ответил: «Не знаю, только не я». Расстроился профессор, приходит  домой, жена спрашивает: «Что ты такой расстроенный?» Он ей отвечает: «Ты знаешь, спросил у студента своего, кто написал «Капитал», а он отвечает: « Не знаю, только не я». Жена говорит: «Ну что ты так расстроился, может быть правда не он…». Тут профессору совсем нехорошо стало. Жена профессора не знает, кто написал «Капитал». Оделся профессор, вышел на улицу развеяться. Тут ему встречается бывший однокурсник, работающий в органах. Спросил он профессора: «Чего ты такой расстроенный?». Профессор повторил сказанное жене. «А как фамилия того студента? – спросил бывший однокурссник. Профессор без всякой задней мысли сказал ему: «Иванов». «Ладно, - говорит бывший однокурсник, - я тебе позднее позвоню». И через какое-то время звонит: «Слушай, Иванов признался. Это он написал «Капитал»…

               Когда я рассказывал этот длинный анекдот, снегурочка бегала рядом и пыталась вырвать у меня микрофон, поняв, что анекдот не только не новогодний, но и вообще нехороший. Но я всё же рассказал анекдот до конца. Лучше бы снегурочка в тот вечер вырвала у меня микрофон. Заметил, что после того события у меня стали чаще возникать какие-то неприятности, и вообще помехи в жизни. Как говорится, язык мой враг мой.

Имя  
Эл. почта  
Сообщение  
На фото молодые люди тех лет, когда происходили эти события.

На фото: вверху Мефодий с женой(слева), Наташа, Рая;
внизу: Николай,  Вера или Света, а может быть и Надя. Далее, приобнятый Раей, я.
Фото было следано в Томске во время нашей совместной поездки. Эта незнакомка присоединилась к нам уже там. Шесть фотографий так и не были отправлены адресатам... Хотелось бы взглянуть на некоторые эти лица сейчас.