Художник А.Мельков

gallery/palette
Рейтинг@Mail.ru

А. Батов

 

           

Техника живописи у Крамского была – тонкая законченность, которую иногда считали некоторые излишней или чрезмерной. Тем не менее Крамской писал быстро и уверенно: в несколько часов портрет получал сходство: в этом отношении замечателен портрет доктора Раухфуса, последняя предсмертная работа Крамского (Портрет написан в одно утро, но остался неоконченным, так как Крамской за этой работой умер).

Записная книжка

Комментарий. Наверное, это тайная мечта каждого профессионала: закончить свой жизненный путь в процессе занятия делом всей своей жизни. 

gallery/записные кн.

Вот они, карманные книжки, которые я так любил носить во внутреннем кармане пиджака, переписывая из одной книжки, заполненной, в новую адреса тех, кому писал письма, и номера телефонов. А остальное пространство заполнялось тем, что приходило в голову. Там записывались как отдельные строки, так и уже готовые экспромты.

Надеюсь часть этого моего "золотого запаса" показать на странице сайта.

      Дневник калымщика


                                            д. Вавиловка

15 мая
     Первый раз в жизни собрался я на крупный калым.  Хочется подержать в руках большие деньги. Больше трёх сотен у меня ещё никогда не было.
    И вот я в деревне Вавиловке. Пока нас трое: бригадир Гена Хрущёв и мой друг по несчастью (вместе уволились, т. к. нас выгнали из общаги «Шариков»). Приехали мы сюда 11 мая, а основная работа начнётся после 20 мая. Сейчас, пока коров ещё не выгнали, занимаемся подготовкой.
Гена вчера уехал в Томск, а нам с Витей дал задание поставить 70 метров забора (штакетник). Но у нас дела идут плохо. Во-первых, на «чурки» не дали «дружбу», и лишь под вечер уговорили одного мужика, и он отпилил нам 30 столбов. За это мы купили бутылку водяры, и раздавили с ним на троих.
Сегодня утром я разбинтовал свою ногу и сразу понял, что работать не смогу. Чёртов мозоль! Из-за этого нога опухла, и ходить очень больно и неудобно.  Нина-фельдшер перевязала меня опять, поставила укол и надавала всяческих таблеток. И сказала, чтобы я лежал два дня, и чтобы нога была вверху.
Витя всё же пытался уговорить меня выйти на работу, но я наотрез отказался, сказав, что нога мне дороже калыма. Ему-то, конечно, плевать, на двух ногах я буду в дальнейшем, или же на одной. Ему лишь бы сорвать калым, уехать на Кубань и купить там себе «Яву».
Полежу денёк, попью таблетки. А к утру, если спадёт опухоль, пойдём ямки копать. Столбы Витя без меня привёз. Напугал я его, что если мы ничего не сделаем, Гена нас нагонит. А то не хотел без меня грузить…

    Читать дальше...

 


    


 

Вот один из начатых тут и незаконченных стихов:

«Нас аромат черёмухи цветущей опьянил.
И ты меня совсем уж не боялась.
Был пьян я, и на траву тебя я уронил.
Луна всё видела и глупо улыбалась.

Она ведь знала, что мы не будем вместе.
Она мудра, ей сверху видно всё»

     В этой же красной книжке хранится фотография девушки с гитарой. На обороте фотографии надпись, сделанная наискосок: На память Лёше от Любы.
    Смотри на фото и вспоминай меня если любишь не забудешь     
    Подпись. 31/111 – 76 г.
    В правом нижнем углу адрес, фамилия, имя.


     Вот такой интересный документ. И уже не надо открывать трудовую книжку, всё выяснили. Это происходило в 1976 году. Или в 1977? Гена Хрущёв забрал нас на калым, когда мы ещё пребывали в общаге «шариков». А именно там я и познакомился с этой Любой. Очень мимолётным было знакомство. Единственное, что помню, так это то, как она залезла в комнату, где жил тогда, через окно (иначе строгая вахтёрша бы её не пропустила на ночь глядя). И Люба отдалась мне в ту ночь просто и без затей, как будто дала курточку свою померить. Было это пресно, без прелюдий любви, без страсти. Обыденно. Но было. И вот фото напоминает о тех далёких и всё же волнительных событиях… 


     Ещё в книжке есть обрывок бумаги с надписью адреса Вити.
     Там же негатив крупно форматный, но это из Сочи.
     Следующая запись в «Дневнике калымщика» от 16 мая, затем, короткая, от 21 мая. Далее заключительная от 12 июня.


Комментарий: записная книжка с красной обложкой. Ни одной даты, и чтобы установить, в каком же мае это было записано, необходимо заглянуть в трудовую книжку, чтобы посмотреть, в каком году я уволился с завода шарикоподшипников города Томска.
     

 

На этой фотографии изображена девушка с гитарой. Снимок чёрно-белый, слегка повреждённый временем.

Чтобы увидеть фото в полном формате, щёлкните по нему мышкой.

 

 

Чем отличается взяточник шмель от взяточника обыкновенного? Взяточник шмель собирает взяток, порхая от цветка к цветку,  а взяточник обыкновенный - сидя в кресле.

 

29.01.88

 

Нынешняя молодёж носит различные причёски - от нуля и до бесконечности.

 

Стихи - эмоциональная информация.

 

25.01.88

 

Прошла женщина с допустимой кривизною ног.

 

8.01.88

 

Задумавшись о смысле жизни, Неупокоев попал под автобус.

Оправившись от трамвы, Неупокоев решил: "Смысл жизни в том, чтобы не попасть под автобус".

 

6.01.88

 

Ему подписку на Дюма, а мне подписку о невыезде.

 

8.12.87

 

Раньше были великие люди, но не было современной кинотехники, чтобы заснять их для потомков, теперь кинотехника сильнейшая, но кого, скажите, снимать? Снимают, и помногу. Но тех ли?

 

27.12.87

 

И лягу я под нож хирурга,

Усну, забудусь тяжким сном.

И обрету, быть может, друга,

коли не сгину под ножом.

 

Дата не читается.

5,04.88 (уточнил по направлению на процедуры)

 

Комментарий.Запись на вкладыше в зелёную записную книжку.

Особых находок в этой книжке не обнаружено. Осталось много чистых страниц... Есть адреса и телефоны Томских писателей, в том числе Александра Иннокентьевича Казанцева

Он, работая лит. консультантом в газете "Млолдой ленинец", опубликовал моё стихотворение "7 марта". И это была моя первая публикация в областной прессе.

      Пристани

 

 

Могочино - нет вывески,

говорящей, что это "Могочино".

 

Коломино - нет вывески,

говорящей, что это "Коломино".

 

Тискино - сеть вывеска.

 

Комментарий. Запись из записной книжки коричневого цвета с тиснением на обложке: телефонная трубка с закрученным в завиток проводом. Этой книжкой пользовался в 1989 году, когда жил в Стрежевом. В одной из поездок на родину, видимо, и "инспектировал" дебаркадеры в населённых пунктах от Молчанова до Колтогорска (пристань в Стрежевом).

Тискино - историческая родина моей мамы, Ирины Романовны Мельковой (Яткиной).

Когда, в 1998 году, после встречи в Молчанове с моей многолетней музой через 17 лет со дня расставания в Кемерове, я возвращался к месту работы на "Метеоре", в Тискино вышла девушка в белом костюме. У меня даже было желание выйти за ней. Ведь моя многолетняя мечта  сбылась там, в Молчанове, на улице Нагорной (об этом есть в повести "Мечты иногда сбываются"). А без мечты жить как-то скучновато. Подумал тогда, что это судьба предлагает мне новый вариант будущего. К тому же, и на родине мамы бы побывал...

Кстати, девушка эта, в белых облегающих брюках, будила моё воображение, даже после бурной единственной и не повторённой ночи с "Недотрогой".

 

В этой же книжке записано стихотворение, созданное в другой поездке, зимней, на самолёте-"Кукурузнике" (Ан-2).

 

И вдруг - нелётная погода. 
И самолёт наш "сел на мель". 
Глазам не верю: Парабель. 
Здесь Н. Не виделись три года. 
Заманчиво вернутся в ретро. 
Взлелеять прежние мечты. 
Забыть о бреме суеты, 
шагая рядом, в полуметре.
Да, верно, чудное мгновенье! 
Была милее прежней ты; 
и вновь нахлынули мечты 
и позабытые волненья!"   
24.11.89.

 

На этой фотографии я рядом с Наташей из Парабели. Фото сделано в Томске в конце 80-х, в период моей учёбы в качестве журналиста районной газеты на курсах УМЛ (университет Марксизма-Ленинизма).

На фото: Наташа из Парабели и я во время учёбы в УМЛ (университет Марксизма-Ленинизма). Томск.

Дебаркадер в с. Молчаново

Дебаркадер в с. Молчаново стоял  до тех пор, пока по реке ходили "Ракеты" и "Метеоры".