Художник А.Мельков

gallery/palette
    Это было у моря

                             Альдона

     

           «Это было у моря, где ажурная пена…»
           Или это только приснилось в одну из лунных, южных ночей. Сон в летнюю ночь. Впрочем, летняя ночь была позже. Вначале – знакомство на городском, центральном сочинском пляже. Их было двое. Альдона и Нина. Двое нас, молодых мужчин – Илья и я. Илья, рослый, рыхлого телосложения татарин с мулявинскими усами. Бабник ещё тот. Работал шофером на «ЗИЛ-130», калымил иногда, развозя левый стройматериал строящимся в предгорьях армянам и другим многонациональным жителям Большого Сочи. Рейс стоил сотню. Или три-пять лет лишения этой райской сочинской жизни. Жил Илья со мной в одной комнате. При своём могучем телосложении имел тоненький голос. Когда он впервые стучался в дверь нашей комнаты, посланный комендантом занять свободную кровать и отвечал на мой вопрос «кто там?» через закрытую дверь, я подумал, что стучится какой-то пацан, и, открывая дверь, посмотрел туда, где предполагал увидеть голову этого пацана. Но голова Ильи оказалась гораздо выше. Как легко в те годы заводилась дружба! У нас с Ильей были хорошие отношения до самого моего отъезда с юга, хотя иногда между нами и были разногласия по поводу того, кому с кем из снятых девочек пойти. На этот раз Илье, что называется, «не обломилось». Нина для него была слишком тоненькая, а Альдона с самого начала была как бы со мной. Но отдыхали мы все равно вместе. Купались, играли в карты, ели мороженое, пили пиво. Всё как обычно. Ничего оригинального. Как у всех. Этакое ненавязчивое веселье, суть которого – продержаться, не наскучить партнерам до вечера, чего, видимо, хотели и они.
           Девушки из одного уральского города. Название его опустим, поскольку имя героини рассказа редкое. И хотя минуло четверть века, что для вечности миг, не станем бросать тень из прошлого на имя и честь этой восхитительной в прошлом девушки, которая, не сомневаюсь, стала настоящей леди.
           Моё финансовое положение в те времена было не вполне достаточным для подобных увеселительных мероприятий. То есть, хватало на какой-то период, быть может, на неделю, но к авансу в кармане свистел ветер, как и к дню получки, разумеется. Альдона знала об этом, и поэтому доверила мне носить свой бумажник, так как за даму должен был рассчитываться кавалер.
           К концу первого дня знакомства, ближе к сумеркам, у нас из-за какого-то пустяка вышла размолвка. Альдона ушла, оставив у меня свой бумажник.
           На другой день, уже воскресный, мы с Ильей насилу разыскали девушек на этом же пляже. Не знаю, чему была больше рада Альдона - мне, или своему бумажнику, из которого, разумеется, не пропал ни один рубль. А там был ещё и её паспорт.
           Мы вновь купались, загорали. Я уже был чёрен как негр, и солнце больше меня не обжигало, не добавляло черноты. Альдона и Нина, конечно же, были белы как снег. Им приходилось прятаться под навес, либо накидывать на свои плечи халатики. На головах у обеих соломенные шляпки.
           К сожалению, нет фотографии Альдоны, чтобы «срисовать» её портрет. В памяти же её лицо не сохранилось. Не хватило мегабайт. Быть может, она похожа на мою первую любовь, на Галину, ту, что учила меня целоваться, зимой, у старой берёзы в Клубной роще. Стало быть, Альдона была недурна. 
           О фигуре Альдоны можно составить впечатление, если вспомнить известную киноактрису Бриджит Бардо. Альдона говорила мне, что все её параметры схожи с размерами знаменитой кинозвезды. В этом я убедился чуть позднее. Пока же Альдона была в закрытом купальнике. Это давало представление о её телосложении, но мотивы для полета фантазии все же оставались.
           Альдона – единственная девушка, с которой я целовался на Черном море! Нет, не на его побережье. А именно на море, на плаву. Это было необычно и ново. Мы отплыли подальше, и я полез к ней целоваться. Целуясь, мы переставали грести, забывали об этом, и постепенно начинали тонуть. Всплывали, чуть глотнув соленой воды, и делали вторую попытку, пытаясь оставаться наплаву. Но поцелуй – он в море поцелуй! Тут и химия, и электричество, и соприкосновение душ, быть может. И руки перестают грести, а задержанное дыхание, не контролируемое сознанием, утяжеляет тела (быть может, тяжесть греха?) И начинается вновь погружение, пока кто-то не втянет носом соленой воды. Возможно, смельчаки пошли в этих опытах дальше. Но только не мы с Альдоной… 
           В тот вечер на вахте дежурила знакомая женщина, мать юного шахматиста, с которым частенько играли в шахматы во дворе общаги.
          - Кто это? – спросила она не очень строго, оглядывая Альдону.
          - Сестра двоюродная приехала. Можно, она у нас переночует?
          - Нет, только до одиннадцати.
          Глаза вахтерши понимающе светились. Какая там сестра? Знаем, де, мы вашу, то есть, нашу сестру и вашего брата! «До одиннадцати». Было понятно всем, что сказано это так, для строгости. А там уж как получится. Сама она молодой не была, что ли?
           И вот мы с Альдоной в нашей комнате. Армянин Спартак в своем Ереване. Уехал за очередной партией новых туфель. Коммерсант, по нынешним временам, по старым меркам – спекулянт. Кости тоже нет. Уехал на выходные к родителям, на Кубань. Илья временно отсутствовал. У него было к кому пойти.
          Мы лежим на моей узкой, провисающей чуть не до пола кровати. Долгие поцелуи, объятия. Поцелуи в губы, в шею, в плечи…Поцелуи, поцелуи. Альдона обнажена. Какая у неё красивая грудь! И я, так незаслуженно, её целую. И безжалостно ставлю засос за засосом, там, где это можно будет скрыть купальником. Альдона мне позволила «украшать» своё роскошное тело. Но мне этого мало. Меня влечет туда, где чернеет на её красивом белом теле «бермудский» треугольник, волшебный, магический треугольник, всесильный, вечный магнит. Но у нас с Альдоной джентльменский договор о том, что «этого» не произойдет. Все, кроме «этого». И лишь на этом условии она согласилась раздеться.
          - Через год я закончу институт, приеду, и тогда…А сейчас я не могу. Я человек не свободный, живу у родителей…Да и ты…У тебя только кровать в общежитии. А если я забеременею?..
          Я понимал всю правильность её слов. Она умна и рассудительна. Студентка, перешедшая на последний курс. А кто был я? Перекати-поле. Молодой пьянчуга. И как это она ещё на меня внимание обратила?
          Все эти договоренности в пылу объятий позабылись. Я завел себя долгими поцелуями и ласками. Я хотел Альдону так сильно и страстно! Надеялся, что она забудет обо всём. Разве возможно такое? Двое молодых людей противоположного пола, обнаженных, в одной кровати, и чтобы «этого» не случилось? Мой личный опыт тех лет позволял надеется на успех. Но Альдона была и нежна и тверда одновременно. Её красивые, сильные ноги оставались до рассвета вытянутыми, прямыми, ни малейшего зазора, куда бы можно было вклинить свою страсть. Я сделал несколько попыток изменить ситуацию силой. Ноги Альдоны оказались сильнее моих. Мне оставались только поцелуи. Я нарушил джентльменское соглашение. Она была бесстрастна. Я целовал Альдону, но возбуждал лишь себя. Все сильнее и сильнее. На рассвете я испытывал физическую боль оттого, что так долго и безуспешно желал Альдону. 
          Утром мы пошли сначала в сад, граничащий с двором общежития. На некоторых яблонях подрумянились ранние яблоки. Они были красивы в утренней росе. Где-то в ветвях пел соловей. И эти яблоки, символ грехопадения…Альдона шла впереди, всё ещё продолжая дразнить меня собой. Я видел её красивое тело, её роскошные волосы, и испытывал двоякое чувство: и нежную страсть, и тихую злобу за то, что я, побежденный, иду за ней, как побитая собака. И душевные страдания, и физическая боль в паху…
          Бурная, единственная, памятная ночь с Альдоной. Ночь перед её отъездом.
         Спустя год, покинув благодатный юг, я написал письмо Альдоне. Она ответила. Письмо её мне показалось сухим. Альдона писала с восхищением о машиностроении, о своём дипломе, о моей вечерней школе и желании учиться на шофера. Спрашивала, есть ли у меня зимние теплые вещи. И почти ничего о том, о чем стучат сердца.
          «Да, я тоже вспоминаю Сочи. Особенно самый последний вечер перед моим отъездом. Он был самый лучший, правда?..»
          Альдона обещала мне выслать фотографию, но я на её письмо не ответил, и связь оборвалась.Осталась в памяти тёмная сочинская ночь, белое молодое тело Альдоны в ночи. И та сильная, неудовлетворенная страсть.
          Альдона. Как много в этом звуке для сердца моего…Была ли ты, Альдона, или это приснился сладкий, томительный сон в летнюю ночь, с соловьем за окном. И этот яркий солнечный день с поцелуями в морской воде. Была молодость. И Альдона свидетельница, что я всё же некоторое время жил в земном раю. Спасибо Господу за показанный фрагмент земного рая. За это имя: Альдона. Одно её имя достойно любви. И его мне не забыть никогда.

                                        Комментарии

     

              Рецензия на «Альдона» (Алексей Мельков) 

              Как жаль что Вы такую девушку упустили...
    Рассказ славно написан - очень понравился :)
    С уважением,

    Елена Бацева  

    08.08.2009 13:05   

     

              Что-то теряем, что-то находим.
    Спасибо, Елена!


    Алексей Мельков  

    09.08.2009 04:56   

     

              Рецензия на «Альдона» (Алексей Мельков) 

              Удивительно, но мою тетю звали Альдона, а сестра Нина. И они жили на урале:)) Может конечно и совпадение. Говорят она была красива, и очень хороший человек, только личная жизнь у нее не сложилась. Умерла тетя молодой в 29 лет, а меня назвали в ее честь - Альдоной.

    Ртуч  

    08.02.2011 19:29   

     

              Печальное известие, если это так. Хотелось бы увидеть её фото. Если можно, пошлите мне на amm534@mail.ru

    Алексей Мельков  

    05.05.2011 16:11   

     

              Рецензия на «Альдона» (Алексей Мельков) 

              Помню, нас уральских девчат, всегда предупреждали о правилах поведения на Черном море. С уважением, татьяна Эпп.

    Татьяна Эпп  
    01.06.2009 00:12   

              Ошибка.Свое имя написала с маленькой буквой.

    Татьяна Эпп  

    01.06.2009 00:14   

     

              И поэтому они вели себя так безукоризненно.
    Спасибо, Татьяна!

    Алексей Мельков  
    01.06.2009 04:15 

      

               Рецензия на «Альдона» (Алексей Мельков) 

              Очень красиво, когда описывается любовная страсть, которая не граничит с единственной банальной похотью.

    Александр Мотузов  
    31.05.2009 11:11   

     

              О том и речь.
    Спасибо!

    Алексей Мельков  
    31.05.2009 17:20   

     

              Рецензия на «Альдона» (Алексей Мельков) 

              Присоединяюсь! Но только что этот лирично-эротичный и действительно красивый рассказ делает в разделе юмора?

    Марат Валеев 2  
    31.05.2009 08:24  

              Алексей, виноват! Ваш рассказ на месте! Это я не туда сунулся! Всего вам доброго и новых очаровательных рассказов!

    Марат Валеев 2  

    31.05.2009 08:30   

     

              Спасибо, Марат!

    Алексей Мельков  
    31.05.2009 17:21   

     

              Рецензия на «Альдона» (Алексей Мельков) 

              Приятные воспоминания юного пенсионера:)

    Николай Векшин  
    25.08.2008 08:31  

     

              Пока еще в седле. Не воспоминания это, а отклик души на подарок Бога.

    Алексей Мельков  

    25.08.2008 17:37   

     

              Правильно, коллега: так держать! :)

    Николай Векшин  

    26.08.2008 07:25 

    gallery/30-58

    Комментарий. Не уверен, что на фото одна из молодых женщин Альдона. Но если это так, то, судя по комплекции, она слева. Играем в карты. Азартно. А в мыслях - скорей бы наступил вечер. И он наступил. А потом она уехала. Говорила, что через год она закончит учёбу, будет самостоятельной, и тогда мы вернёмся к теме любви. Уехала. Было  письмо. Слегка дидактическое. На него я, как жаль, не ответил...